Онт

Материал из Энциклопедический Словарь Фантастики
(перенаправлено с «Людоеда»)
Перейти к: навигация, поиск

Онт — древний обитатель лесов Предначальной Эпохи (Средиземье, Сектор 000-39). Последние онты остались в Фангорне.

У онта долгопалые корявые ручищи, рост 14 футов, длинная голова плотно вросла в кряжистый торс. То ли его серо-зелёное облачение под цвет древесной коры, то ли это кора — трудно сказать, однако на руках ни складок, ни морщин, гладкая коричневая кожа. На ногах по семь пальцев, а лицо необыкновеннейшее, в длинной окладистой бороде, у подбородка чуть не ветвящейся, книзу мохнатой и пышной. Глаза огромные, карие с прозеленью, оглядывающие мир медленно, степенно и очень проницательно.

Хоббит Перегрин Крол так описывает эти глаза: «Вроде как заглянул в бездонный колодезь, переполненный памятью несчётных веков и долгим, медленным, спокойным раздумьем, а поверху искристый блеск, будто солнце золотит густую листву или мелкую рябь глубокого озера. Ну вот как бы сказать, точно земля проросла древесным порожденьем и оно до поры дремало или мыслило сверху донизу, не упуская из виду ни корешочка, ни лепестка, и вдруг пробудилось и осматривает тебя так же тихо и неспешно, как издревле растило самого себя».

Голос у онта густой и низкий, словно контрабас. Онты всё делают неторопливо и «торопиться», даже в обычном ритме жизни смертных, не любят. Называние собеседником собственного имени считают проявлением доверия к себе. Настоящее онтское имя говорить очень долго: оно растёт с каждым днём, а живёт онт тысячи лет. Погожими утрами стоит онт в любимом уголке леса и думает, как греет солнце, как растёт трава вокруг леса, про лошадей думает, про облака и про то, как проходит жизнь. Новости онты любят, только без всякой спешки. Разные бывают онты, иные и не онты, хотя похожи. Усталости с онтом почти что не бывает. И сидеть он не охотник — сгибаться не любит. При ходьбе пальцы ног его впиваются в землю, точно корни.

Онты отгоняют чужаков от Фангорна, не подпускают кого не надо, учат и умудряют, выхаживают и ухаживают. Они издревле назначены древопасами. Теперь их осталось мало. Говорят, пастух и овца преподобны с лица, но и это вовсе не сразу, а жизнь им отмерена короткая. Зато онты с деревьями — живое подобие друг друга: века они обвыкают рядом. Ведь онты вроде эльфов: сами себе не слишком-то и любопытны, не то что люди, и уж куда лучше людей умеют вникать в чужие дела. И однако же люди им, может, и больше сродни: они, как бы сказать, переменчивей эльфов, видят снаружи, не только внутри. Вообще-то что эльфы, что люди им не чета: онты твёрже ходят и дальше смотрят. Некоторые онты совсем уж одеревенели, им хоть в ухо труби, а сами только шёпотом и разговаривают. Но есть и деревья, которые разогнулись, и с ними у онтов идёт разговор.

Онт вышагивает размашисто и бесшумно, почти не сгибая колен, впиваясь в землю широкими пальцами, а уж потом опускаясь на всю ступню. В домах у онтов сидений не бывает, зато стол — гранитная плита в нескольких футах над землёй. Также здесь обнаруживаются высокие корчаги с массивными крышками, полные целебной ключевой водой. Сначала онт держит ноги в воде, затем одним долгим, прямо-таки нескончаемым глотком осушает свой кубок с ключевой водой, а потом ложится, чтобы питьё в голову не бросилось, чтобы не заснуть. Кровать фута два вышиной, застланная сеном и хворостом. Онт медленно опускается на неё, чуть-чуть прогнувшись посередине, и укладывается в своё удовольствие. У некоторых онтов есть присказка «ах ты, корни-веточки».

В ту изначальную пору, когда повсюду шумел и шелестел Дремучий Лес, жили онты и онтицы, онтики и онтинки. Жили они вместе, ходили-расхаживали, ладили житьё. Однако же сердца их бились вразлад: онты полюбили сущее в мире, а онтицы возжелали иного; онтам были в радость высокие сосны, стройные осины, густолесье и горные кручи, пили они родниковую воду, а ели только паданцы. А у онтиц под опекой были деревья малые, и радовали их залитые солнцем луговины у лесных подножий. И онтицы устроили роскошные сады. А онты по-прежнему расхаживали да скитались и только иногда, редко навещали их сады. Потом Тьма заполонила север, и онтицы ушли за Великую Реку, разбили там новые сады и распахали новые поля, и совсем уж редко онты стали с ними видеться. Эльфы стали наставниками онтов, и на эльфийский лад завели они беседы с деревьями.

Затем все онтицы сгинули. Онты их долго звали и спрашивали всех, кто им ни попадался. Одни говорили, что не видали, другие — что видели, как они уходили на запад, восток или юг. Но не было их нигде. Лес позвал онтов обратно, и они вернулись в любимое густолесье. Год за годом выходили они из Леса и звали своих подруг, выкликали их милые, незабвенные имена. А потом выходили всё реже, и выходили недалеко. Теперь их онтиц как и не было, только и остались у них в памяти, и отросли у онтов длинные седые бороды. Много песен сложили эльфы про то, как онты искали своих подруг, потом и люди переиначили эльфийские песни. Онты об этом песен не слагали, они про онтиц помнили и напевали их древние имена. Предсказано, что они воссоединятся, потеряв всё, что у них есть теперь.

Онты спят стоя. Они разные, как деревья — как деревья одной породы, но разного возраста и по-разному возросшие, или совсем уж несхожие, как бук и берёза, дуб и ель. Есть старые онты, бородатые и заскорузлые, точно многовековые деревья. Есть статные и благообразные пожилые исполины, но ни одного молодого, никакой поросли. Два десятка онтов есть. Они очень несхожи — и руки-ноги разной длины, и пальцев на них неодинаково (не меньше трёх, не больше девяти), различные фигуры, окраски, обхваты и росты. Иные вроде каштанов: кожа коричневая, разлапистые ручищи, короткие толстые ноги. Иные — вроде ясеней: рослые серокожие онты, многопалые и длинноногие, пестуны берёз, рябин и лип. Глаза у всех без исключения онтов спокойные, задумчивые, внимательные, с зелёным мерцанием.

Древнеонтский язык — плавная певучая молвь. Онты не слишком долго решают, что им делать, ежели перед тем всё как есть обговорено и разобрано до последнего листочка-корешка. Также они не любят сердиться и очень редко сердятся, только если почуют, что их деревьям и им самим чуть не гибель грозит. Тролли очень сильные, но они не сами собой на свет появились, их вывел Предвечный Враг под покровом Великой Тьмы: вывел в насмешку над онтами, вроде как орков — над эльфами. И онты гораздо сильнее троллей, они кость от кости самой земли.

Древесные корни впиваются в камень веками, а онты — сразу, если рассердятся. Изрубить-то их, сильно постаравшись, можно, сжечь или чародейством каким одолеть — тоже не очень, но можно, а они зато, коли захотят, и Изенгард вдребезги разнесут (что и было). Онты, приставив раструбом руки ко рту, издают громкий клич, похожий на пение рога, но протяжнее и мелодичнее. Они, если даже сильно волнуются, всё равно очень осторожные и терпеливые. Одеревенелые онты называются гворнами — так сами онты их именуют на «сокращённом языке». Стрелы онтам нипочём: они их только язвят, будто осиные укусы. Онта можно истыкать стрелами, как игольник, а он почти и не заметит. Отрава их не берёт, да и кожа потолще древесной коры. Разве что если изо всех сил рубануть топором — вот топоров они не любят. Много, однако, дровосеков понадобится на одного онта, тем более что, единожды рубанув его, в живых уж точно не останешься. Онтский кулак мнёт броню, как жесть.

У некоторых онтов есть слово «поспешничать» в значении «сердиться, драться». Сердитый онт — это не шутка. Пальцами — что рук, что ног — они, мало сказать впиваются в камень: они его крошат, словно чёрствый хлеб. Онты почти не устают, разве что могут заскорузнуть. Без чистой воды, чтобы напиться и умыться, онту никак нельзя. «Никогда» — слово длинное даже для онта.

Онты в Тайнодоле собираются на Онтомолвище.

На северо-лихолесском наречии эльфов онт называется онодрим.

Язык онтов

Онты говорят на древнеонтском языке и на «сокращённом языке».

Бурарум — слово «орк».

Людоеда́ — название еды для людей.

Поспешничать — онтское слово, обозначающее «сердиться, драться».

Таурелиломеа-тумбалеморна Тумбалетауреа Ломеанор — фраза, означающая «онты и деревья».

Источники

  • Толкиен Джон. Властелин Колец / Пер. с англ. В.Муравьева, А.Кистяковского. — М.: Яуза; ЭКСМО-Пресс, 2001. — (Шедевры фантастики)
Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Термины
Всё о драконах
Инструменты